Deutsch  Украинский  Английский Главная Вопросы и Ответы Карьера Контакт  
 
 
Информация
10625 Berlin ,Schillerstr. 4-5
Tel: +49 (0) 30 / 310 13 310
          +49 (0) 30 / 310 16 755
          +49 (0) 30 / 310 19 625
          +49 (0) 30 / 310 16 889
Fax: +49 (0) 30 / 318 04 235

E-Mail: info@advokat-engelmann.de


График работы канцелярии:
Пон.-Пятн. с 9:00 до 18:00

RSS RSS



Отзывы

Горячая линия
Адвокатская горячая линия:

09005 103255 (1,86 €/Min)
Ваш адвокат в Германии - Йоханнес Энгельманн



FACEBOOK

Облако тегов
адвокаты в Германии, адвокат Берлине юристы, русский адвоката   регистрация фирмы, компании, бизнес-иммиграция, вид на жительство, продление визы, виза, гражданство, ВНЖ для бизнесменов, студентов, взыскание долгов, коммерческий спор, суд в Германии, воссоединение семьи Германии, юридические услуги, уголовное право, Strafrecht, полиция, тюрьма торговая марка, знак бренд патент, воровство в магазине, §242 StGB, грабежи в Германии, Blau Karte EU, Blue Card EU, разрешение на работу в Германии
 

 
КЛИЕНТ ОСВОБОЖДЁН УСЛОВНО-ДОСРОЧНО

Мудрый народ сочиняет мудрые пословицы и поговорки, которые переходят от поколения к поколению, и всегда остаются актуальными. Одна из таких мудростей гласит – от сумы да от тюрьмы не зарекайся. И в самом деле, жизнь – штука причудливая – актёр может стать президентом, а талантливый изобретатель оказаться на скамье подсудимых; в прошлом круглый отличник еле сводит концы с концами, чтобы прокормить свою семью, а бывший троечник управляет мощным бизнесом.

 

В этой статье речь пойдёт не о бизнесе (хотя, всё начиналось с него). В этой статье мы хотим рассказать о том, как была облегчена участь нашего клиента, благодаря нашим совместным действиямс коллегами в России.

 

Руслан – так назовём клиента нашей адвокатской канцелярии – жил вместе со своей семьёй в одном из районных городов необъятной России. Имел свой бизнес – небольшой, но очень специфический (уточнять не станем), который приносил ему неплохой доход. В начале двухтысячных годов семья решила переехать на ПМЖ в Германию – супруга Руслана по происхождению – немка. Родители супруги Руслана подали соответствующее прошение, которое немецкими компетентными органами было удовлетворено. Семья получила разрешение на въезд в Германию, и в 2003 году этот въезд был осуществлён. Руслан прибыл в Германию в качестве иностранного супруга члена семьи позднего переселенца,имеет гражданство Российской Федерации. Свой бизнес в России он продал. Его хотел приобрести друг Руслана, но, по каким-то, не известным нам причинам, Руслан продал бизнес постороннему человеку. Друг это, конечно, пережил, но обиду, как думает теперь Руслан, затаил.

 

Через 2 года Руслан с супругой решили навестить его родителей, которые проживали в том районном городке, где семья проживала до переезда в Германию. Приехав в родной город, Руслан, разумеется, встретился не только с родителями, но и с друзьями. Друг, которому Руслан не продал свой бизнес, пригласил его в гости, накрыл стол, пригласил гостей. Застолье затянулось, и друг предложил остаться переночевать. А на следующее утро друг попросил отвезти его знакомую, которая тоже была у него в гостях и осталась ночевать, на работу в соседнее село – сам он вчера перебрал и не рисковал садиться за руль. Руслан согласился. Городок и село, в которое направлялся Руслан, разделял небольшой лесной массив. Когда машина въехала в этот лесок, женщина попросила его остановиться, а затем выскочила из машины, стала кричать и звать на помощь. Остановилось несколько машин. Женщина заявила водителям, что Руслан пытался её изнасиловать,и попросила вызвать милицию. Милиция приехала, на удивление, очень быстро, Руслана и потерпевшую доставили в милицейский участок, где женщина написала заявление о попытке её изнасилования. Руслан был задержан, допрошен и помещён в КПЗ - изолятор временного содержания. Там к нему были применены некоторые «меры воздействия», благодаря которым, он полностью признал свою вину и готов был возместить «потерпевшей» причинённый моральный ущерб. «Потерпевшая» с возмещением морального вреда согласилась, приняла от Руслана 5 тысяч рублей. Однако, в соответствии с уголовным кодексом РФ уголовное преследование может быть прекращено в случае совершения лицом преступления небольшой или средней тяжести в связи с его деятельным раскаянием при наличии определённых условий. Тяжесть совершённого преступления - одно из таких условий. Попытка изнасилования относится к тяжким преступлениям, наказание за которое предусмотрено в виде лишения свободы сроком до 6 лет, а потому, уголовное преследование не может быть прекращено.

 

Состоялся суд. С учётом признания Русланом своей вины, деятельным раскаянием и добровольным возмещением им причинённого морального вреда, суд вынес приговор, которым Руслан был приговорён к трём годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

 

Следует отметить, что в приговоре было отмечено, что по ходатайству обвиняемого дело было рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства. Что это означает? Особый порядок судебного разбирательства заключается в том, что при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, то есть когда отсутствует спор между сторонами обвинения и защиты, суд вправе по ходатайству обвиняемого, если против этого не возражают потерпевший, государственный или частный обвинитель, постановить приговор без исследования доказательств виновности обвиняемого. Как указано в комментариях к уголовно-процессуальному кодексу РФ, применение такой процедуры (разумеется, при строгом соблюдении относящихся к ней требований закона) направлено на дифференциацию уголовного судопроизводства. Это соответствует требованиям процессуальной экономии, позволяет избежать излишних затрат времени и сил суда и сторон по очевидным уголовным делам. Особый порядок судебного разбирательства определенным образом стимулирует поведение обвиняемого, позволяет ему при осознании своей вины избежать неоправданных задержек в разрешении уголовного дела и гарантирует назначение менее строгого наказания. Кроме того, при рассмотрении уголовного дела в особом порядке с осужденного не взыскиваются процессуальные издержки.

 

По всей видимости, адвокатом, назначенным Руслану государством, эти положения были разъяснены в том свете, который был в интересах следствия. А потому, Руслан, стараясь вырваться на свободу, поступил так, как от него требовали - признал свою вину, возместил причинённый ущерб и подписал ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке. Суду не было необходимости проводить судебное следствие, а оставалось только быстро вынести приговор. После этого тот же адвокат посоветовал Руслану быстренько покинуть Россию. И Руслан уехал назад в Германию.

 

Прошло 7 лет. И в 2012 году Руслан узнал, что в сентябре 2005 года постановлением суда условное осуждение в отношении него было отменено, так как он скрылся от контроля уголовно-исполнительной инспекции. Он направлен для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима, в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и объявлен розыск. Установив его место нахождения, правоохранительные органы России обратились в соответствующее учреждение Германии с просьбой о его выдаче. Руслан обратился к адвокату в Германии, который провёл значительную работу, пытаясь доказать правоохранительным органам Германии, что уголовное дело в отношении его клиента в России было сфабриковано. Однако, это результатов не принесло.

 

В нашу адвокатскую канцелярию Руслан обратился в феврале 2013 года, когда решение о его экстрадиции уже было, практически, принято.

 

Вся, описанная нами выше история, стала нам известна со слов клиента и тех документов, которые он нам прислал – копии приговора и копии постановления суда об отмене условного осуждения. Понимая, что времени совершенно нет, мы связались с адвокатом, который ранее занимался делом Руслана, и попросили его предоставить нам материалы дела для ознакомления. Затем мы направили ходатайство в правоохранительные органы Германии с просьбой приостановить экстрадицию нашего клиента в Россию. Представили фотографии и описание условий в колониях, куда, по нашим предположениям, мог быть направлен наш клиент. Выразили свои опасения, что к нашему клиенту будут вновь применяться жестокие меры. Кроме того, мы направили соответствующие запросы в уголовно-исполнительную инспекцию, в следственный отдел и в суд в России, где велось и рассматривалось уголовное дело нашего клиента. Наша цель состояла в том, чтобы выиграть время и, на основании полученной информации и документов, обжаловать решение суда в России об отмене условного осуждения, для начала, по формальным (процессуальным) основаниям, а затем настаивать на пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Впоследствии на наши запросы уголовно-исполнительная инспекция и следственный отдел сообщили, что предоставить материалы дела не могут, так как они находятся в суде. Из суда тоже был получен ответ, в котором он указал, что не имеет возможности направить нам копии материалов дела. Но немецкие органы, в отличие от российских, направили соответствующие запросы в Россию, с просьбой предоставить им информацию о том, в каких условиях будет содержаться осужденный и потребовали заверения со стороны российских правоохранительных органов в том, что осужденный не будет подвергаться унижению и жестокому обращению, а также отбывать наказание в условиях, которые приемлемы, учитывая состояние его здоровья. Россия дала такие заверения и предоставила информацию.

 

Далее решение об экстрадиции было быстро приведено к исполнению – на это ушло 2 дня. В эти два дня мы связались с коллегой в той области России, где в отношении нашего клиента выносился приговор и куда, повторимся – по нашим предположениям, мог быть сейчас направлен Руслан, и просили его срочно включиться в дело, направили электронной почтой все имеющиеся у нас документы. Коллега сразу понял ситуацию, включился в дело и отслеживал передвижение Руслана, можно сказать, от трапа самолёта. Он навестил клиента в СИЗО, куда тот был помещён первоначально, и подал несколько прошений и ходатайств с просьбой направить клиента для отбывания наказания в район, где проживают его родители. Этого добиться ему удалось. Учитывая, что Руслан страдал несколькими хроническими заболеваниями, которые могут быть квалифицированы как тяжёлые, наш коллега подал несколько прошений о помещении клиента в специальную больницу под постоянное наблюдение врачей. Не сразу, но и эти прошения были удовлетворены. Т.е. российская сторона выполняла свои обещания по предоставлению условий содержания нашему клиенту.

 

Посоветовавшись с нами, адвокат подал кассационную жалобу на постановление суда об отмене условного осуждения, заявив ходатайство о восстановлении срока для подачи кассации. Суд в восстановлении срока на подачу жалобы отказал. Самым парадоксальным оказалось, что основанием для отказа в восстановлении срока для подачи жалобы послужила наша попытка помочь клиенту – в материалах судебного дела, с которым удалось ознакомиться нашему коллеге, был наш адвокатский запрос, датированный февралём 2013 года, о предоставлении материалов дела для ознакомления. К запросу была приложена доверенность клиента. Суд посчитал, что в феврале 2013 года клиенту уже было известно об отмене условного осуждения, и у него была возможность в течение 10 дней подать жалобу.

 

О полученном решении наш коллега уведомил нас, и мы обсудили с ним возможность обжалования решения суда, внеся свои предложения. Кассационная инстанция отменила решение районного суда об отказе в восстановлении срока по основаниям, заявленным адвокатом, и срок для обжалования был восстановлен. Однако, в удовлетворении самой жалобы на постановление суда об отмене условного осуждения кассационная инстанция отказала. Обжаловать это решение в вышестоящий суд уже не было смысла.

 

В течение всего этого времени наш коллега навещал клиента, передавал ему лекарства, газеты, покупал продукты и всё необходимое, передавал посылки от родителей. В октябре 2014 года коллега сообщил нам, что есть возможность условно-досрочного освобождения нашего клиента - в соответствии со ст. 79 уголовного кодекса Российской Федерации лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного наказания.Применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на осужденного обязанности, которые должны им исполняться в течение оставшейся не отбытой части наказания. Условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным: а) не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести; б) не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление.

Адвокатом было подано соответствующее ходатайство в суд с аргументированным обоснованием. После рассмотрения ходатайстваи представленных документов в конце ноября этого года суд вынес положительное решение. На Руслана судом возложены дополнительные обязанности: он должен трудоустроиться в течение 1 месяца после освобождения; не менять места жительства и работы без уведомления специализированного органа, ведающего исправлением осужденных, в течение не отбытой части наказания, т.е. в течение полутора лет; 1 раз в месяц обязан являться в органы внутренних дел для регистрации.

 

Конечно, обязанности, возложенные судом на Руслана, очень непростые – он не может вернуться в Германию к своей семье, должен проживать у своих родителей, что само по себе уже не просто; он должен найти работу, что также нелегко сделать, учитывая наличие судимости и состояние его здоровья. К тому же, он утратил свой вид на жительство в Германии. Поэтому, и нашему коллеге в России, и нам ещё предстоит большая работа по восстановлению прав нашего клиента и возвращению его к обычной жизни. При условии, если он обратиться к нам за помощью.

 

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.

Уголовное право Российской Федерации

УСЛОВНОЕ ОСУЖДЕНИЕ – ПЛЮСЫ И МИНУСЫ

(уголовное право России)

 

Русская пословица гласит «от тюрьмы да от сумы не зарекайся». Никто не застрахован от того, что он никогда не попадёт на скамью подсудимых. Нет, конечно, если человек законопослушен, ведёт правильный образ жизни... Хотя..., и это может кому-то не понравиться. А если этот кто-то наделён властью...

 

С Василием мы познакомились в 2009 году, когда осуществляли его юридическое сопровождение при получении им вида на жительство в Германии. После успешного завершения дела и получения вида на жительство, Василий периодически  ездил в Россию, был там зарегистрирован по месту своего жительства. И вот однажды попал в весьма неприятную историю. Настолько неприятную, что в отношении него в России было заведено уголовное дело. Состоялся суд, был вынесен приговор. Василий был осужден и приговорён судом к трём годам лишения свободы. Однако, учитывая определённые обстоятельства, суд приговорил Василия к трём годам лишения свободы условно.

 

Что же такое условное осуждение и в чём его преимущества? В соответствии со статьёй 73 уголовного кодекса Российской Федерации если, назначив исправительные работы, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы на срок до восьми лет, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным. При назначении условного осуждения суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе смягчающие и отягчающие обстоятельства. При назначении условного осуждения суд устанавливает испытательный срок, в течение которого условно осужденный должен своим поведением доказать свое исправление. В случае назначения лишения свободы на срок до одного года или более мягкого вида наказания испытательный срок должен быть не менее шести месяцев и не более трех лет, а в случае назначения лишения свободы на срок свыше одного года - не менее шести месяцев и не более пяти лет. Испытательный срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу. В испытательный срок засчитывается время, прошедшее со дня провозглашения приговора. При условном осуждении также могут быть назначены дополнительные виды наказаний. Суд, назначая условное осуждение, возлагает на условно осужденного с учетом его возраста, трудоспособности и состояния здоровья исполнение определенных обязанностей: не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, трудиться (трудоустроиться) либо продолжить обучение в общеобразовательном учреждении. Суд может возложить на условно осужденного исполнение и других обязанностей, способствующих его исправлению. Контроль за поведением условно осужденного осуществляется уполномоченным на то специализированным государственным органом, а в отношении военнослужащих - командованием воинских частей и учреждений. В течение испытательного срока суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может отменить полностью или частично либо дополнить ранее установленные для условно осужденного обязанности.

 

На Василия суд в качестве дополнительного наказания возложил обязанность не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного – уголовно-исполнительную инспекцию (УИИ). Василий добросовестно выполнял предписания суда: он сам, без уведомления контролирующего органа, явился в УИИ и встал на учёт. Получив предписание инспекции раз в месяц являться в УИИ и давать отчёт о своём поведении, Василий чётко это исполнял. Вот только защиту условно-осужденного контролирующий орган не осуществляет. А защитить его было от кого – Василий часто получал угрозы в свой адрес от работников милиции, по чьей инициативе в отношении него было «состряпано» уголовное дело. Дело даже не ограничилось угрозами – имело место похищение и издевательства, унижающие человеческое достоинство. Василий рискнул после освобождения от похитителей подать заявление в прокуратуру. В отношении похитителей было возбуждено уголовное дело, однако, в суде они были частично оправданы, а частично осуждены условно и освобождены из-под стражи. Теперь уже существовала  угроза не только здоровью и безопасности Василия – возникла реальная угроза и его жизни. И тогда молодой человек решился. Он воспользовался тем, что у него на руках имеется заграничный паспорт и вид на жительство в Германии, и уехал. Вот так всё бросил и уехал. Однако, скрываться он не собирался – понимал, чем это может ему грозить.

 

Приехав в Германию, Василий зарегистрировался у друзей и встал на консульский учёт в посольстве России в Германии. Дальше нужно было выполнить предписание российского суда – уведомить орган, осуществляющий контроль за условно-осужденным, об изменении своего места  жительства. За помощью он пришёл в уже знакомую ему адвокатскую канцелярию. Был подготовлен пакет документов, написано подробное письмо с указанием места пребывания Василия, его подробного адреса и телефонов, по которым с ним можно связаться. Всё было направлено срочной почтой DHL в Россию – в УИИ по месту жительства Василия и в Москву – в МВД России. Дальше события развивались просто стремительно. МВД России принять почтовую корреспонденцию отказалось, сославшись на то, что DHL не является государственным органом почтовой связи (?!!) (для сведения: DHL — немецкая международная компания, один из лидеров мирового рынка экспресс-доставки). Документы вернулись назад. Уголовно-исполнительная инспекция, осуществляющая надзор за условно-осужденными, документы получила и тут же развила бурную деятельность. Вначале в наш адрес поступило уведомление из УИИ о том, что Василий нарушил нормы, установленные Федеральным законом «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ», о том, что информация Василия об изменении им места жительства принята к сведению, и о том, что в случае нарушения им требований УК РФ и УИК РФ в части нарушения им порядка, материалы дела будут переданы в суд. Через шесть дней в суд уже поступило представление начальника УИИ об отмене в отношении Василия условного осуждения и исполнения наказания, т.е. лишение свободы на три года и отбывание этого срока в колонии. Как следовало из представления, Василий был объявлен в розыск (разумеется, в России), сотрудники УИИ направили запросы в бюро регистрации несчастных случаев и городской ЗАГС, отдел вселения и регистрации учёта, на имя начальника отдела участковых инспекторов и отделения милиции был подан рапорт об оказании помощи в розыске осужденного (и это при том, что начальнику УИИ было доподлинно известно место нахождение условно-осужденного). Через несколько дней в адрес адвокатской канцелярии поступило уведомление из суда о том, что назначена дата судебного заседания без предварительного рассмотрения дела, и о том, что Василию судом назначен адвокат в России. В наш адрес было направлено представление начальника УИИ. У нас сложилось впечатление, что суду всё ясно и исход дела предрешён.

 

В нашем распоряжении фактически не было времени для того, чтобы подготовиться к судебному заседанию. Но время играло и на нас: суд не мог проводить судебное заседания без надлежащего подтверждения о том, что уведомление и судебная повестка вручены осужденному. А суд такого подтверждения не имел. Мы направили в суд по электронной связи ходатайство Василия с просьбой провести судебное заседание в его отсутствие, а также допустить для участия в деле в качестве его защитника адвоката из Германии. Адвокатом было направлено в суд ходатайство о предоставлении материалов дела для ознакомления - в столь сжатые сроки мы не имели возможности явиться в суд для ознакомления с делом, а это уже повод для отмены решения суда. Российские суды обычно не практикуют направление материалов дела обвиняемому и его защитнику. Российское законодательство предоставляет право ознакомления с материалами дела - обвиняемый и его защитник имеют право ознакомиться с делом, сделать за свой счёт необходимые копии,  но только в здании суда. Понятно, что Василию появляться в родном городе было нельзя – в лучшем случае ему грозит тюремное заключение, в худшем – исполнение угроз, поступавших в его адрес со стороны его преследователей. Думаем, что судья, в производстве которого находилось дело, это тоже понимал. Потому судебное заседание было отложено.

 

Далее Василий подготовил от своего имени подробные возражения на представление начальника УИИ. Адвокат в свою очередь поддержал возражения обвиняемого и в дополнение представил свои, где аргументировано, указал на несостоятельность представления начальника УИИ и отсутствие нарушений со стороны его подзащитного норм уголовного законодательства России. В частности было указано на то, что судом не был вынесен запрет на свободу передвижения осужденного, а подписка о невыезде в отношении него была отменена ещё при вынесении приговора. Адвокат указал, что условия отмены условного осуждения строго регламентированы законом и расширенному толкованию не подлежат. В отношении его подзащитного ни одно из условий для отмены условного осуждения, установленных законом, применено быть не может: он своевременно предоставил сведения о своём месте пребывания в Посольство России в Германии, а также подал заявление о снятии его с регистрационного учёта в России в соответствии с установленными правилами. Он своевременно уведомил УИИ об изменении им места жительства, представив, в качестве подтверждения, необходимые документы. Сам Василий в своих возражениях сослался на нормы международного права, которые имею приоритет перед национальным законодательством.

 

Надо сказать, что, направляя документы в суд, адвокат готовился и к худшему варианту – в случае удовлетворения судом представления начальника УИИ и отмены условного осуждения, правоохранительные органы должны будут объявить Василия в международный розыск, а затем потребовать его выдачи немецкими властями. Решение о выдаче Василия («международного преступника») должны будут принимать судебные органы Германии. Поэтому, готовя  свои возражения, адвокат приводил аргументы, которые, в случае не принятия их российским судом, могут быть использованы в немецком суде как доказательства нарушение прав человека, нарушение международного права.

 

Возражения обвиняемого и его защитника вместе с пакетом документов, подтверждающих отсутствие нарушений в поведении Василия, были направлены в суд посредством почты DHL и были доставлены своевременно. Суд документы принял. Направление документов было нами продублировано суду посредством факса и электронной почты. Судья, изучив представленные возражения и приложения к ним... принял аргументацию стороны защиты и в удовлетворении представления начальника УИИ отказал, указав на то, что со стороны осужденного нарушений законодательства допущено не было.

 

Василий остался на свободе. Он может проживать в Германии, периодически предоставляя в УИИ по её требованию отчёты о своём поведении и подтверждая место своего пребывания. Работа, проведённая адвокатом  при полном доверии и сотрудничестве с нашим, теперь уже, постоянным клиентом, привели к успешному разрешению дела – Василий может вздохнуть свободно и не опасаться за свою жизнь.


 МОШЕННИЧЕСТВО С ЖИЛЫМИ ПОМЕЩЕНИЯМИ

(законодательство России)

«Я желаю Вам море удачи и у моря дачи!».  Как каламбурчик? А, в принципе, почему бы и нет? Это нормальное желание каждого нормального человека. И ещё хорошую машину, и ещё квартиру в Москве. Кто из граждан России откажется от такой перспективы. Как говорил Козьма Прутков, лучшим каждому кажется то, к чему он имеет охоту. А кое для кого даже не важно, каким путём он это получит. Главное – результат!

 

Ни для кого не секрет, что в 90-е годы в России значительно поднялись цены на жилые помещения, и для любителей лёгкой наживы жильё стало предметом пристального внимания. В первую очередь в поле зрения мошенников попадают пожилые одинокие люди, имеющие в собственности жильё. Обман, подделка документов, одурманивание лекарственными препаратами под видом ухода за больным человеком, исчезновение людей, а порой даже убийства - вот далеко не полный перечень мошеннических действий, которые имеют место быть в России. Вступать в единоборство с такими «предпринимателями» очень не просто, да и не безопасно. С одним из таких дел, произошедших в городе Москве, пришлось столкнуться и нам уже здесь, в Германии.

 

Ядвига Ванеева (фамилии и имена персонажей изменены) проживала в столице своей Родины городе Москве вместе со своим сыном Ильёй и мамой Анной Петровной в двухкомнатной квартире, имела работу, друзей, знакомых. Но была одна проблема, в которой не могли помочь, ни друзья, ни знакомые, ни коллеги – болезнь сына. Медицина в городе Москве тоже оказалась бессильна. А здесь подвернулась возможность для ребёнка пройти курс лечения в Германии. Какая же мать от такого откажется?

Ядвига, оформив соответствующие документы, привезла сына в Германию. Во время пребывания в Германии она встретила хорошего человека. Появилась взаимная симпатия. С сыном Ядвиги господин Вольф (так звали этого мужчину) тоже нашёл общий язык. Он сделал Ядвиге предложение, и та его приняла. Сын возражений не имел. Мама тоже с большой радостью восприняла эту весть. В 1991 году Ядвига вместе с сыном выехали в Германию.

 

В 1992 году Анна Петровна приватизировала квартиру в городе Москве, где она теперь проживала одна. А в 1993 г. она составила завещание на имя своей дочери.

В один из приездов в Германию в гости к дочери Анна Петровна привезла Ядвиге завещание и все правоустанавливающие документы на квартиру, сказав при этом: «Пусть будут у тебя. Мне так спокойнее.».

 

Всё шло хорошо: мать и дочь ездили друг к другу в гости, часто общались по телефону. В 2002 году Анна Петровна позвонила Ядвиге: - «Дочка, стало трудновато платить за квартиру. Но я не хочу снимать вас с Илюшей с регистрационного учёта. Я хочу пустить квартиранта. Ты не будешь возражать? Да и мне веселее будет». «Мамочка, поступай, как удобнее для тебя. Я, конечно же, не возражаю». Через год Анна Петровна по телефону  сообщила Ядвиге страшну весть: - «Дочка, мне поставили диагноз – рак. Но ты не волнуйся. Врачи за мной следят. Приходит медсестра и делает мне уколы. Правда после них я сама не своя. Каримов – квартирант - за комнату платит исправно. А ты нужна сыну. Ему нужно лечиться».

 

Уладив дела на работе и взяв отпуск, Ядвига в июле 2003 года приехала в Москву. Мама уже практически не вставала из постели и не разговаривала. В квартире хозяйничал квартирант Каримов. «Мамочка, я увезу тебя в Германию. Вот только оформление документов займёт много времени – нужно будет подождать». Анна Петровна отрицательно покачала головой.

 

Дальше всё происходило, как в страшном сне. Каримов предложил Ядвиге добровольно сняться с регистрационного учёта, так как её мама  уже завещала квартиру ему, Каримову за то, что он ухаживает за ней и обещал взять на себе все хлопоты и расходы по захоронению после её смерти. «Что же ты хоронишь мою маму, ведь она ещё жива?». «Уже не долго осталось», - был многозначительный ответ. Сняться с регистрационного учёта Ядвига отказалась. Тогда Каримов предложил ей деньги в сумме 40 тысяч долларов, на что также получил отказ (для сведения – квартира в г. Москве, даже самая небольшая, стоит не менее 200 тысяч долларов). «Смотри,- сказал Каримов,- можешь вообще ничего не получить».

Отпуск подходил к концу, и Ядвига вынуждена была вернуться в Германию. Общаться по телефону с матерью она уже не могла, а Каримов сам не хотел общаться с ней.

 

В октябре 2003 года Ядвига получила по почте большое заказное письмо из Московского суда. В нём было исковое заявление Каримова в районный суд города Москвы о снятии её, Ядвиги, и её сына Ильи с регистрационного учёта в квартире её матери на том основании, что собственником квартиры является Каримов, Ядвига и её сын постоянно проживают в Германии, бремя содержания жилого помещения не несут, прав на него не приобрели, а ему Каримову это жилое помещение необходимо для личного пользования. К исковому заявлению была приложена копия свидетельства о смерти и копия договора ренты на условиях пожизненного содержания с иждивением. Так Ядвига узнала, что её мама Анна Петровна умерла ещё в августе 2003 года, а Каримов уже с июня 2003 года является собственником маминой квартиры.

 

Первый вопрос, который задала Ядвига Каримову, приехав в Москву и встретившись с ним: - «Где могила моей мамы? Ведь в договоре указано, что ты оплачиваешь все ритуальные услуги».

 

Приехав на кладбище, которое назвал Каримов, Ядвига не нашла могилы Анны Петровны. В архиве кладбища она получила справку о том, что захоронение её матери на данном кладбище отсутствует. Добиться каких-либо вразумительных объяснений этому от Каримова ей не удалось.

Заключив договор с адвокатом в Москве, Ядвига подала в суд встречное исковое заявление о признании договора ренты на условиях пожизненного содержания с иждивением, заключенного между Анной Петровной и Каримовым, недействительным.

 

Районный суд города Москвы, рассмотрев в судебном заседании исковое заявление Каримова и встречное исковое заявление Ядвиги, в удовлетворении исковых требований Ядвиге отказал, исковые требования Каримова о снятии её и  сына с регистрационного учёта в спорном жилом помещении удовлетворил. После вынесения решения адвокат Ядвиги направил кассационную жалобу в судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда. Постановлением судебной коллегии указанное решение было отменено и дело направлено на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела районный Московский суд отказал обеим сторонам в удовлетворении исковых требований.

Можно сказать, что в конечном итоге, на основании решения суда дело было на - половину выиграно: Ядвига и её сын сохранили регистрацию в спорном жилом помещении. Но что-же дальше? А дальше адвокат Ядвиги от её имени подал заявление в районное ОВД города Москвы с просьбой провести расследование и  возбудить уголовное дело в отношении Каримова и нотариуса города Москвы Киреевой Д.Е., удостоверившей договор ренты на условиях пожизненного содержания с иждивением,  на предмет совершения  действий, предусмотренных ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации – мошенничество. Постановлением районного ОВД города Москвы от 05.02.2004 года Ядвиге в возбуждении уголовного дела в отношении Каримова и нотариуса Киреевой было отказано на основании п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие состава преступления). В графе «исполнитель» стояла фамилия Байрамов.

 

Прослеживаете связь: Каримов – Киреева – Байрамов?

 

Адвокат Ядвиги подал жалобу в районную прокуратуру г. Москвы на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. И всё...

С этого момента наступила тишина: районная прокуратура молчит, ОВД безмолвствует. Ни на один запрос Ядвиги и её адвоката ответа нет. Каримов проживает в спорном жилом помещении, как его собственник. Вот только распорядиться им по своему усмотрению он не может, так как там зарегистрированы Ядвига и её сын. Ядвига не имеет возможности выезжать в Москву, да это теперь для неё и не безопасно.

 

Вот с такой ситуацией  Ядвига обратилась в нашу адвокатскую канцелярию и предоставила нам все имеющиеся у неё материалы и документы.

 

Что можно предпринять в сложившейся ситуации?

 

После первичной консультации адвокат внимательно ознакомился с материалами дела. Оказалось, что Ядвига рассказала нам не всё, кое-что при рассказе она упустила.

Договор ренты на условиях пожизненного содержания с иждивением, удостоверенный нотариусом Киреевой, заключен от имени матери нашей клиентки и Каримова между третьими лицами, действовавшими на основании доверенностей, также удостоверенных нотариусом Киреевой, на основании дубликатов правоустанавливающих документов на право собственности матери Ядвиги на квартиру (подлинные документы в это время находились у Ядвиги). Сразу возник вопрос: если Анна Петровна сама по доброй воле заключила с Каримовым договор ренты на условиях пожизненного содержания с иждивением, но по состоянию своего здоровья не могла пойти к нотариусу, почему нотариус не приехал к тяжелобольному человеку? Почему понадобился совершенно посторонний человек, который представлял её интересы у нотариуса по доверенности? Ведь доверенность тоже нужно было подписывать и ещё оплачивать услуги этого человека. И ещё ряд вопросов возник у нас: почему Анна Петровна не попросила дочь вернуть ей подлинники правоустанавливающих  документов на квартиру, и вся сделка была совершена на основании дубликатов? На каком основании и кем были выданы эти дубликаты? Почему районный суд, отказывая Ядвиге в удовлетворении её исковых требований о признании договора ренты на условиях пожизненного содержания с иждивением, не обратил внимания на эти столь очевидные факты? Почему районный суд не назначил почерковедческую экспертизу для установления подлинности подписи Анны Петровны в доверенности?

Кстати, о доверенностях. Ядвига представила нам копию генеральной доверенности, удостоверенной нотариусом Киреевой, которая была, якобы, выдана матерью нашей клиентки на имя Равизанова В.В. сроком на три года и которая предоставляла господину Равизанову очень широкий спектр действий от её имени (к слову сказать, договор ренты от имени Анны Петровны по доверенности заключал не Равизанов, а совсем другой человек). И ещё одно. В ходе судебного разбирательства Каримов представил суду завещание, составленное Анной Петровной на его, Каримова, имя и удостоверенное нотариусом Киреевой. И снова возникает вопрос: для чего понадобился договор ренты, заключенный между третьими лицами, действовавшими по доверенностям, если у Каримова имелось завещание, подписанное Анной Петровной?

 

Мы попросили Ядвигу предоставить нам письма её матери к ней, имеющиеся у неё документы, в которых стоит подпись Анны Петровны – паспорт, пенсионное удостоверение, трудовую книжку, для того, чтобы мы имели возможность сличить подпись матери нашей клиентки в этих документах и в доверенностях. Как и следовало ожидать, подписи в доверенностях отличались от подписей в документах и это видно, что называется, невооружённым взглядом.

 

В дальнейшем нами были направлены запросы в районное ОВД г. Москвы и в районную прокуратуру г. Москвы. Ни сразу наши действия увенчались успехом. Но после неоднократных напоминаний дело всё-таки сдвинулось с мёртвой точки – в июле 2007 года мы наконец–то получили ответ из районной прокуратуры. И ответ этот был обнадёживающим. Заместитель прокурора районной прокуратуры г. Москвы сообщил, что (цитирую) «принятое в ОВД процессуальное решение является незаконным, поскольку обстоятельства произошедшего проверены не в полном объём. Данное решение 13.06.2007 г. отменено прокурором в порядке ст. 37 Уголовно- процессуального кодекса РФ. По делу даны указания о проведении ряда необходимых проверочных мероприятий, направленных на установление фактических обстоятельств произошедшего и принятие законного процессуального решения». О результатах проверки господин заместитель прокурора обещал уведомить нас в обязательном порядке.

 

После неоднократных напоминаний о нашем желании, а также о желании нашей клиентки ознакомиться с результатами проведения обещанной проверки, в ноябре 2007 года мы получили ответ районной прокуратуры г. Москвы о том, что в результате проведённой проверки установлено, что принятое ОВД процессуальное решение является законным и обоснованным, оснований для его отмены в настоящее время не имеется.

 

Сразу возникает вопрос - а в какое время эти основания появятся? Мы вновь направили адвокатские запросы в районное ОВД и в районную прокуратуру г. Москвы с просьбой предоставить в наш адрес в соответствии с действующим в РФ законодательством все имеющиеся документы по этому делу, а именно: постановление ОВД об отказе в возбуждении уголовного дела от февраля 2004 года, постановление прокуратуры об отмене указанного постановления от июня 2007 года, постановление районной прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела от июля 2007 года, а также материалы проведённой проверки. Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает, что все решения и постановления, принимаемые правоохранительными органами в результате рассмотрения заявлений граждан, должны быть направлены в адрес заявителя. Ни одного ответа либо решения Ядвига не получала, включая решение районного суда. Ни разу с 2004 года, т.е. с момента подачи жалобы в правоохранительные органы, она не была допрошена. Ни разу наша клиентка не имела возможности ознакомиться с материалами дела и ходом проводимого расследования. Результаты проверки так и не были направлены в её адрес, что является прямым нарушением норм, предусмотренных УПК РФ.

Пристальное внимание за ходом дела из-за границы всё-таки возымело своё действие. Вначале на наш запрос ответил районный ОВД города Москвы. Честно сказать, этот ответ нас очень озадачил и вот почему. Районным ОВД направлено в наш адрес постаноление об отказе в возбуждении уголовного дела, датированное 05.05.2007г.. Подписано данное постановление начальником районного ОВД 06.06.2007 г.. И при этом в ответе районной прокуратуры указано, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению госпожи Ванеевой Я.Ю. вынесено 05.07.2007 г.. Какой вывод из этого следует? Только один – никакой проверки прокуратурой по данному делу не проводилось, и постановление вынесено формально. Так сказать, для закрытия дела и списания его в архив.

 

И ещё один факт утверждает нас в совершении мошеннических действий Каримовым и нотариусом Киреевой при подписании договора ренты. Ни в одном из писем матери Ядвиги к ней не упоминается о желании Анны Петровны передать право собственности на квартиру третьему лицу. Напротив, в своих письмах мать писала, что после её смерти квартира в Москве останется дочери и внуку.

 

В настоящее время нами направлена жалоба в районный суд г. Москвы на отказ районной  прокуратуры г. Москвы в возбуждении уголовного дела в соответствии со ст. 125 УПК РФ.

Когда жалоба в районный суд уже была направлена, нами был получен ещё один ответ из районной прокуратуры г. Москвы, в котором было сказано, что никакой проверки доводов наших обращений районной прокуратурой не проводилось, и решение об отказе в возбуждении уголовного дела Ванеевой Я.Ю. в отношении Каримова и Киреевой прокуратурой не принималось.

 

Что это? Правая рука не знает, что делает левая?

 

Как бы то ни было, в настоящее время мы ждём результатов рассмотрения дела районным судом города. Принятие положительного решения в пользу нашей клиентки даст нам возможность настаивать на требовании о возбуждении уголовного дела в отношении Каримова и Киреевой, так как мошенничество и сговор между этими гражданами, как говорится, видны невооружённым глазом.

 

Но мы не исключаем, конечно же, и отрицательное решение, т.е. отказ в удовлетворении поданной жалобы. В этом случае мы будем иметь возможность обратиться в вышестоящие в порядке подчинённости органы - это кассационная инстанция, надзорная инстанция, Верховный суд. Есть уже основания и для обращения в Европейский суд по правам человека.

Уверены, что данная ситуация далеко не единична. И, возможно, кто - то из вас оказывался или находится в аналогичной ситуации. Поэтому, в следующих номерах газеты  мы обязательно расскажем вам в нашей рубрике о результатах нашей работы по этому делу. Что ещё хочется сказать в завершение статьи. Все процессуальные действия в уголовном и гражданском процессах имеют свои сроки. Пропуск срока исковой давности может явиться серьёзной причиной для отказа суда в рассмотрении искового заявления или жалобы. Если у Вас возникли проблемы, обращайтесь к адвокату, не затягивайте время – оно может начать играть против вас. 

 
 
   Вопросы адвокату
Ваше Имя:
Ваш Email:
Заголовок:
ВАШ ВОПРОС АДВОКАТУ:
 
 
      Газета "Закон и Люди"

Газета Закон и Люди - Сентябрь-2010   Газета Закон и Люди - Октябрь-2010    Газета Закон и Люди - Ноябрь-2010
Газета Закон и Люди - Декабрь-2010     Газета Закон и Люди - Январь-2010  Газета Закон и Люди - Февраль-2011 
Газета Закон и Люди - Март-2011   Газета Закон и Люди - Апрель-2011    Газета Закон и Люди - Май-2011


Оплата через PayPal
Срочная оплата консультации

Name, Vorname
Email



Облако тегов
бизнес-иммиграция в Германию, регистрация компании в Германии, разрешение на работу в Германии, Blue Card EU, Голубая карта специалиста поздние переселенцы, Aufnahmebescheid, включение в разрешение, ВНЖ для бизнесменов, студентов, немецкое гражданство, гражданство Германии, запрет на въезд в Германию, депортация из Германии, фиктивный брак в Германии, уголовное дело обвинение в убийстве в Германии, § 212, защита адвоката, воровство в магазине, §242 StGB, грабежи в Германии, усыновление ребенка в Германии, адоптация, воссоединение семьи с ребенком
  Impressum  |  Datenschutz  |  Links  |    Alle Rechte vorbehalten - © 2011
Яндекс.Метрика